dusty1974 (dusty1974) wrote,
dusty1974
dusty1974

Рекомендательный список художественной литературы для начальствующего состава

Оригинал взят у poltora_bobra в Рекомендательный список художественной литературы для начальствующего состава
Соцреализм вообще не может рассматриваться как литературная школа, поскольку это идеологическая игрушка литературных надзирателей. Что-то вроде распорядка литературной тюрьмы, сочиненного с помощью весьма талантливых зеков, коим за это полагалась лишняя пайка. Футуристам за их открытия никаких коврижек не полагалось. Их гонорар - пуля или тюрьма. ("Авангард ХХ-го века" Кедров-Челищев)




И советские командиры не могли ознакомиться с творениями передовых писателей ХХ века.
Таких, как Крученых
дыр бул щыл
убешщур
скум
вы со бу
р л эз


Туфанов
Муломнг улва
Глумов кул
Амул ягул


Хармс
Hе хвастаясь могу сказать, что когда Володя ударил меня по уху, плюнул мне в лоб, я так его схватил, что он этого не забудет. Уже потом я бил его примусом, а утюгом я бил его вечером. Так что умер он совсем не сразу. Это не доказательство, что ногу я отрезал ему еще днем. Тогда он был еще жив. А Андрюшу я убил просто по инерции, и в этом я себя не могу обвинить. Зачем Андрюша с Елизаветой Антоновной попались мне под руку? Им было ни к чему выскакивать из-за двери. Меня обвиняют в кровожадности, говорят, я пил кровь, но это неверно, я подлизывал кровяные лужи и пятна; это естественная потребность человека уничтожить следы своего, хотя бы и пустяшного, преступления. А также я не насиловал Елизавету Антоновну. Во-первых, она уже не была девушкой, а во-вторых, я имел дело с трупом, и ей жаловаться не приходится. Что из того, что она вот-вот должна была родить? Я и вытащил ребенка. А то, что он вообще не жилец был на этом свете, в этом уж не моя вина. Hе я оторвал ему голову, причиной тому была его тонкая шея. Он был создан не для жизни сей. Это верно, что я сапогом размазал по полу их собачку. Hо это уж цинизм - обвинять меня в убийстве собаки, когда тут, рядом, можно сказать, уничтожены три человеческие жизни. Ребенка я не считаю. Hу, хорошо: во всем этом (я могу согласиться) можно усмотреть некоторую жестокость с моей стороны. Hо считать преступлением то, что я сел и испражнился на свои жертвы, - это уже, извините, абсурд. Испражняться потребность естетственная, а следовательно, и отнюдь не преступная. Таким образом, я понимаю опасения моего защитника, но все же надеюсь на полное оправдание.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments